Поиск по сайту

Рассеянный склероз

Рассеянный склероз - это хроническое, преимущественно прогредиентное заболевание центральной нервной системы, которое проявляется рассеянной органической неврологической симптома­тикой и в типичных случаях в ранних стадиях имеет ремиттирующее течение. Рассеянный склероз принадлежит к демиелинизирующим заболеваниям, главным патологическим проявлением которых явля­ется разрушение миелиновых оболочек проводящих путей головно­го и спинного мозга. Как известно, миелин - это бежово-липидная компактная мембрана, цитоплазматический отросток одной из двух типов нервных клеток - олигодендроцита в центральной нервной системе и шванновской клетки (лемоцита) - в периферической нервной системе, которая многоразово спирально окружает сегмент аксона нейрона Главное ее предназначение - ускорение проведения, изоляция нервного импульса, а также метаболическое обеспечение нервной клетки. Именно в случае возникновения рассеянного скле­роза происходит разрушение нормально синтезированного миелина.

История изучения рассеянного склероза начинается с 1835 г., когда французский патологоанатом Ж. Крювелье впервые сделал патоморфологическое описание этого заболевания, назвав его «пятнистым», или «островковым», склерозом (sclerosis en tache, en plague). Приоритет изучения клинической картины рассеянно­го склероза, а также выделение его в отдельную нозологическую форму принадлежат французскому неврологу Жану Мартену Шарко (1868). Он не только описал клинику классической фор­мы рассеянного склероза, выделил триаду симптомов, характер­ную для данного заболевания (нистагм, интенционный тремор, скандированная речь), но и дал достаточно точную гистологи­ческую характеристику склеротических бляшек. Значительный вклад в изучение рассеянного склероза сделал украинский не­вролог академик Б.М. Маньковский. В монографии «Множинний дисемшований склероз» (1941) и серии публикаций он описал важные особенности патогенеза и клиники этого заболевания.

Эпидемиология. Рассеянный склероз - довольно распространенное заболевание. Во всем мире насчитывается приблизительно 2,5-3 млн боль­ных, из них 450 тыс. - в Европе, 400 тыс. - в Северной Америке. В Украине на 1 января 2000 г. официально принято на учет 12 398 человек. Если при­держиваться известного тезиса, что население какой-либо страны делится на больных и еще недообследованных лиц, то будет логично общее офици­альное число пациентов с рассеянным склерозом удвоить, и в таком случае оно будет составлять 25 тыс.

Распространенность рассеянного склероза в разных регионах земного шара различная. С учетом этого показателя существует три зоны риска: вы­сокого - более 50 случаев на 100 тыс. населения, среднего - от 10 до 50 случа­ев, низкого - до 10 случаев. В зону высокого риска входят страны Северной Европы, север США, юг Канады, Россия, Белоруссия, страны Прибалтики. В зону среднего риска входят страны южной Европы, южная территория США, северные районы Африки. Украина также принадлежит к зоне среднего ри­ска, распространенность заболевания составляет 25 случаев на 100 тыс. насе­ления. Зона низкого риска охватывает большинство территории Центральной и Южной Америки, Азии, Африки. Очень редко выявляют это заболевание в Индии, странах Африканского континента. Почти не встречается рассеянный склероз в Китае, Японии, странах с тропическим климатом.

Таким образом, представленные данные свидетельствуют об увеличе­нии показателя распространенности рассеянного склероза с юга на север, т. е. прослеживается так называемый градиент широты. В Украине самые высокие показатели заболеваемости в центральном, северном и северно-западном регионах - от 31 до 50 случаев на 100 тис. населения, а самые низ­кие в южных - 13-18 случаев на 100 тыс. населения.

Этиология. Несмотря на длительную историю изучения рассеянного склероза, причины возникновения его и до настоящего времени точно не из­вестны. Согласно протоколам эпидемиологических исследований, на риск возникновения заболевания и на его течение влияют принадлежность к не­которой определенной этнической группе (генетическая предрасположен­ность) и место жительства (фактор окружающей среды). Однако без ответа остается вопрос: какой из этих факторов сильнее влияет на возникновение рассеянного склероза? В настоящее время не существует убедительных дан­ных об уровне влияния генетических факторов или факторов окружающей среды на развитие рассеянного склероза.

В последнее время признание получила теория мультифакторной эти­ологии рассеянного склероза, согласно которой в развитии заболевания в одинаковой мере играют определенную роль генетическая предрасположен­ность и неизвестный фактор окружающей среды, т. е. взгляд на основные этиологические факторы колеблется между эндогенным и экзогенным. Эта теория подтверждается результатами исследования в популяциях, которые меняли место жительства. Миграционные исследования свидетельствуют, что изменение места жительства человека до пубертатного возраста ( до 15 лет) из региона с высокой степенью риска возникновения рассеянного склероза на регион с низкой степенью риска уменьшает вероятность разви­тия заболевания. Однако этот риск увеличивается при условии миграции в противоположном направлении. В случае изменения места жительства человека после пубертатного возраста, т. е. после 15 лет, сохраняется риск развития рассеянного склероза зоны места рождения.

Генетическая предрасположенность. Предположение о роли генетической предрасположенности в этиологии рассеянного склероза впервые было выска­зано Е. Штрюмпеллем в конце XIX в. и основывалось на описании семейных случаев заболевания. В дальнейшем было отмечено, что у членов семей пациен­тов с рассеянным склерозом значительно выше риск возникновения заболева­ния в сравнении с общей популяцией. Роль генетической предрасположенности подтверждается тем, что некоторые популяции, например северноамериканские индейцы, якуты, цыгане, не болеют рассеянным склерозом, несмотря на проживание на территориях с высоким риском развития заболевания.

Классическим методом определения генетического фактора в этиологии рассеянного склероза является установление конкордантности у близнецов. Как известно, конкордантность 100 % у монозиготных близнецов свидетель­ствует о генетической этиологии заболевания, показатель меньше 100% или о неполной пенетрантности, или о взаимодействии с факторами окружаю­щей среди, или о том, что одних генетических факторов недостаточно для развития заболевания. Именно сравнение конкордантности у монозиготных близнецов помогает сделать вывод о соотношении влияния генетического риска и факторов внешней среды. Исследования с использованием близне­цового метода свидетельствуют, что вероятность возникновения рассеянно­го склероза в монозиготных близнецов составляет 30 %, у гетерозиготных -только 4 %. Таким образом, генетический риск не является достаточным для развития значительного большинства случаев рассеянного склероза, поскольку он составляет только 30 %. В остальных случаях влияют факторы внешней среды и пока неизвестные этиологические факторы.

О генетической предрасположенности к рассеянному склерозу свиде­тельствует ассоциация с определенным набором генов главного комплек­са гистосовместимости. Эти гены принадлежат к системе HLA (Human Leukocite Antigen, или антигены лейкоцитов человека), а соответствующие им молекулы являются HLA-молекулами. Белковые продукты этих генов играют важную роль в запускании иммунных реакций на какой-либо анти­ген и определение их своеобразности. К тому же было доказано, что у лиц се­вероевропейской популяции с высоким или средним риском развития этого заболевания чаще выявляется набор таких аллелей генов HLA-системы: В7, DR15 (DRB1*1501; DRB5*0101) и - DQ6 (DQA1*0102; DQB2*0602). Самая тесная ассоциация наблюдается с антигенами II класса. Такое соеди­нение аллелей, которое часто наследуется сцеплено, называется гаплотипом

DR2 или DW2. Среди больных с рассеянным склерозом европейской попу­ляции DR2-гаплотип  встречается в 60-80 % случаев, среди здоровых лиц - в 40-60 % случаев.

По последним данными, в разных этнических группах риск развития рассеянного склероза связан с отдельными участками разных генов на хро­мосомах 1, 2, 3, 5, 6, 7,11, 14,17,18,19 и X, что свидетельствует о значении полигенности в формировании восприимчивости к данному заболеванию. Гены риска рассеянного склероза в разных этнических группах могут значи­тельно изменяться (гетерогенность) в зависимости от особенностей влияния экологических факторов. Считают, что гены риска рассеянного склероза не только регулируют своеобразность иммунного ответа, но и влияют на ста­бильность синтеза миелина и его состав, течение заболевания, определяют реакцию организма на лечение (фармакогенетика).

В формировании генетической восприимчивости к рассеянному склерозу, возможно, привлекаются и гены некоторых цитокинов (опухолевого некро­тического фактора-альфа), гены иммуноглобулинов, основного белка миели­на, которые непосредственно принимают участие в иммунных реакциях.

Теория мультифакторной этиологии рассеянного склероза предполага­ет, что для развития этого заболевания, кроме генетической предрасполо­женности, необходимо также влияние факторов внешней среды. Однако и до настоящего времени нет убедительных данных в пользу того, что причиной рассеянного склероза является тот или другой внешний фактор. Из факто­ров внешней среды роль триггеров у генетически предрасположенных лиц отводится инфекционным агентам или вирусам. Гипотеза эта далеко не но­вая. Еще в конце XIX в. французский невролог Пьер Мари высказал мысль о возможной инфекционной этиологии рассеянного склероза. Несомненно, инфекционные заболевания могут провоцировать обострения болезни. Дан­ные эпидемиологических и иммунологических исследований свидетель­ствуют о том, что инфекции больше всего провоцируют или модулируют аутоиммунный процесс при рассеянном склерозе, активируя иммунологи­ческие механизмы хронического воспаления и разрушения миелина.

Обсуждается значение вирусной инфекции в генезе рассеянного склеро­за. Особого внимания заслуживают предположения об участии вирусов в этиологии заболевания по механизму «молекулярной мимикрии» и пере­крестного реагирования. Как возможные «возбудители» рассеянного скле­роза рассматривались вирусы детских инфекций, в частности, кори, эпиде­мического паротита, краснухи, герпесвирусы (типы 1,2,6; Эпстайна-Барр), ретровирусы, аденовирусы (тип 2), а также многочисленные вирусы, кото­рые предопределяют развитие острого или хронического воспаления и демиелинизацию в центральной нервной системе у животных. Однако четкую ассоциацию этих вирусов с рассеянным склерозом доказать весьма сложно. Предполагают возможность продолжительной персистенции вируса в тка­ни мозга, которая может быть обусловлена генетически детерминированной неполноценностью иммунной системы пациента. Нет уверенности в том, что вирус персистирует в нервной системе в доступной для выявления форме. Предполагают, что он не персистирует даже в латентном состоянии. Особенно спорным является обсуждение этиопатогенетической роли бакте­риальной инфекции в развитии рассеянного склероза.

К факторам, которые, очевидно, могут играть роль в развитии рассеян­ного склероза, относят дегенеративные процессы в нервной системе, сосуди­стую дисфункцию, полимиелитоподобную вирусную инфекцию, прионовые инфекции, психические и физические травмы, продолжительный стресс, эн­докринные нарушения и другие патологические состояния.

Таким образом, теория мультифакторной этиологии рассеянного склероза предполагает, что заболевания может быть индуцировано одним или несколь­кими факторами внешней среды у лиц с генетической склонностью, вызывая у них хроническое воспаление, аутоиммунные реакции и демиелинизацию.

Патогенез. Предполагают, что первичный системный толчок в воз­никновении аутоиммунного ответа визывает антиген (вирусная инфекция? суперантиген?). Проникая в периферическую кровь, он фагоцитируется макрофагами, которые презентуют его на своей поверхности в составе ре­цепторов главного комплекса гистосовместимости (HLA). Структура HLA-молекул его играет решающую роль в запуске иммунного ответа на любой антиген, визывает ненормальный аутоиммунный ответ иммунной системы на миелиновые антигены. На этой начальной фазе патогенеза антиген рас­познается Th-хелперними лимфоцитами, среди которых различают две основные субпопуляции: Thl-хелперные клетки с СD4-рецепторами (секретируют провоспалительные цитокины) и Тh2-хелперные клетки с CD8-рецепторами (функционально - супрессоры-киллеры секретируют проти­вовоспалительные цитокины). Возникает реактивация Тh2, в том числе и миелинореактивных, которые принадлежат к Тh1-подобным.

Антиген в составе главного комплекса гистосовместимости распознает­ся СD8-лимфоцитами, основная функция которых, как известно, состоит в торможении аутоиммунного процесса в начальных его проявлениях. Вслед­ствие системного дисбаланса в иммунорегуляции этот процесс нарушается, возникает трансформация СD8-лимфоцитов супрессоров-индукторов в цитотоксические СD8-лимфоциты супрессоры-эффекторы. Они в свою оче­редь стимулируют аутореактивные ТЫ, запускают аутоиммунный процесс, усиливают продукцию противоспалительных цитокинов - универсальных посредников межклеточного взаимодействия в иммунной системе.

Каскад этих преобразований приводит к повреждению гематоэнцефалического барьера (ГЭБ), вследствие чего аутореактивные Т-лимфоциты с СD4-фенотипом к антигену основному белку миелину (ОБМ), противо-липидному протеину или миелин-олигодендроцитарному гликопротеину (МОГ) - из периферической крови проникают в центральную нервную систе­му. В ткани мозга они реактивируются цитотоксическими Т-лимфоцитами,

В-лимфоцитами, глиальными клетками и макрофагами и углубляют каскад иммунопатологических реакций: экспрессию молекул адгезии и антиген-представительских молекул (HLA-молекул) к эндотелию сосудов мозга и глиоцитов; повышение продукции провоспалительных цитокинов - гамма-интерферона, опухолевого некротического фактора-альфа (TNFa), лимфотоксина, интерлейкинов (ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-12, ИЛ-15), аутоантител протеиназ, хемокинов, свободных радикалов, оксида азота (NO); снижение синтеза противовоспалительных цитокинов - ИЛ-4, ИЛ-10, бета-интерферона. Взаи­модействие NO со свободными кислородными радикалами, продуктами перекисного окисления липидов приводит к образованию токсичных для нервной системы веществ, а взаимодействие их с рецепторами глутамата - к слутаматной нейротоксичности. Вследствие этого углубляются нарушения проницаемости ГЭБ, активируются В-клетки и все составляющие гуморального имму­нитета, система комплемента, а также моноциты/макрофаги.

Приведенные аутоиммунные и патобиохимические реакции предопреде­ляют образование рассеянных периваскулярных очагов воспаления, в пер­вую очередь вокруг капиллярных венозных структур, вызывают лавиноподобную воспалительную реакцию, разрушение миелина (демиелинизацию), повреждение аксонов. Продукты распада миелина поддерживают патоло­гический процесс, сенсибилизируют к разным антигенам новые клетки. На начальном этапе развития рассеянного склероза активизация воспалитель­ного процесса не совпадает с эпизодами клинических неврологических про­явлений, а возникает значительно раньше и сохраняется в период ремиссии.

При условии благоприятного течения заболевания клеточно-обусловленное воспаление может затихать под влиянием регуляторных Т-лимфоцитов, противовоспалительных цитокинов - ИЛ-4, ИЛ-10, транс­формирующего фактора роста (ТФР-бета), простагландина Е, которые могут стимулировать регенерацию, ремиелинизацию пораженных аксонов. Безусловно, особенности иммунопатологических проявлений рассеянно­го склероза в каждом конкретном случае зависят от триггерных факторов внешней среды и генетической склонности.

Таким образом, по современным данным молекулярные механизмы пато­генеза рассеянного склероза охватывают такие взаимосвязанные процессы:

  • индуцирование одним или несколькими экзогенными агентами аутоиммунного ответа на белки миелина; активация аутореактивных Тh1 на периферии, способных атаковать антигены миелина;
  • системная иммунная дисфункция, инициированная триггерными Тh1 с СD4-фенотипом;
  • повреждение ГЭБ, повышение проницаемости или его дисфункция; развитие воспалительного внеклеточного отека;
  • проникновение активированных Тh1 через ГЭБ в центральную нерв­ную систему, реактивация их аутоантигенами (белками миелина) и мигра­ция в очаг поражения;
  • высвобождение и проникновение в центральную нервную систему провоспалительных цитокинов и других веществ (оксид азота, глутамат);
  • периваскулярное воспаление, разрушение миелина - демиелинизация, повреждение олигодендроглиоцитов и аксонов;
  • прекращение острого воспаления;
  • регенеративные механизмы за счет пролиферации олигодендроглио­цитов и развитие ремиелинизации под влиянием эндогенных нейротрофических факторов, которые создают условия для частичного или полного вос­становления структуры и функции нервных волокон;
  • глиоз, формирование склеротической бляшки.

В патогенезе рассеянного склероза имеют значения и некоторые допол­нительные механизмы: повышение уровня матриксных металлопротеиназ (ММП-7 и ММП-9), которые продуцируются астроцитами и макроглией под влиянием провоспалительных цитокинов и играют важную роль в по­вышении проницаемости ГЭБ, миграции аутореактивных Т-клеток в па­ренхиму центральной нервной системы, механизмах демиелинизации. Ги­перпродукция ММП-7 и ММП-9, наличие гистологических изменений на ранних стадиях заболевания не только в участках демиелинизации, но и в неизменном белом веществе полушарий головного мозга свидетельствует о том, что патологический процесс при рассеянном склерозе не локальный, а генерализированный. Это дает основание считать, что рассеянный скле­роз - это заболевания всего мозга, а в его возникновении на начальном этапе имеют значение воспалительные изменения, сопровождающиеся фазой де­миелинизации, а затем фазой дегенерации. Допускается существование раз­нообразных патогенетических моделей рассеянного склероза.

Патоморфология. Наличие очагов демиелинизации или скле­ротических бляшек в белом веществе головного и спинного мозга являет­ся характерным патоморфологическим признаком рассеянного склероза Бляшка - основной морфологический маркер заболевания. Гистологически она характеризуется воспалением, демиелинизацией, глиозом. Бляшки ло­кализуются в разных отделах центральной нервной системы, но чаще всего в перивентрикулярном пространстве полушарий большого мозга, стволе мозга, мозжечке, боковых и задних канатиках спинного мозга, возмож­но, в области зрительных нервов. Выделяют острые бляшки (активные очаги демиелинизации), хронические (неактивные очаги) и хронические очаги с при-знаками активизации патологического процесса на периферии бляшки.

На MP-томограмме в Т2-взвешенном изображении в белом веществе полушарий большого мозга паравентрикулярно боковым желудочкам визуализируются множественные гиперинтенсивные очаги демиелинизации

Активные очаги демиелинизации возникают вследствие острого периваскулярного воспаления и проявляются разрушением миелина, отеком ткани мозга Само воспаление является первичным пусковым механизмом демие­линизации при остром поражении. Размер очагов в таком случае бывает раз­ным от просяного зерна до большой монеты. Они вызывают замедление или полное прекращение проведения нервных импульсов. После заверше­ния локального воспалительного процесса разрушенная миелиновая оболочка замещается глиозной тканью и теряет свои функциональные свойства. Этот процесс последовательной воспалительной демиелинизации -  глиоза в центральной нервной системе - называется склерозом. Хроническая неак­тивная бляшка четко очерчена, она характеризуется увеличением количе­ства астроцитов, отсутствием активной деструкции миелина, уменьшением количества олигодендроцитов, аксональной дегенерацией, которая имеет необратимый характер. Следует заметить, что, по последним данным, при­знаки аксональной дегенерации могут быть следствием и начального воспа­лительного процесса. В период обострения болезни рядом с хроническими бляшками образуются новые очаги демиелинизации на периферии. Такие процессы сопровождаются увеличением размеров хронических бляшек.

Недавно описанный вариант рассеянного склероза с опухолеподобны-ми воспалительными очагами демиелинизации, который получил название болезни Шильдера. Опухолеподобный очаг демиелинизации до­вольно часто маскирует опухоль или абсцесс головного мозга. Реже встре­чаются несколько опухолеподобных очагов демиелинизации, которые могут объединяться с бляшками типичного размера.

На MP-томограмме большого мозга больного с рассеянным склерозом визуализируются два опухолевидных очага

Использования современных иммунопатологических методов исследо­вания показало, что острая демиел и низания проводящих путей у разных па­циентов с рассеянным склерозом гетерогенная и отвечает четырем гистопа­тологическим вариантам: Т-клеточная и макрофагально-ассоциированная демиелинизация; аутоантительная и комплемент-медиаторная демиелинизация; периферическая олигодендроглиопатия и апоптоз; первичная оли-годендроцитарная дегенерация. Общими признаками для приведенных патоморфологических процессов считают наличие воспалительной реакции, обусловленной Т-лимфоцитами и макрофагами, в то же время существу­ют отличия механизмов повреждения миелина и/или олигодендроцитов. Определенной ассоциации патоморфологического субстрата с клиническим фенотипом не выявлено.

Таким образом, мультифакторная природа рассеянного склероза в какой-то мере отображает гетерогенность демиелинизирующего процесса.

В случае прекращения острого воспаления во время ремиссии регуляторные механизмы, противовоспалительные цитокины создают условия для полного или частичного восстановления структуры и функции нервных волокон за счет регенерации и пролиферации олигодендроцитов. Этот про­цесс называется ремиелинизацией. На начальных этапах рассеянного скле­роза или в стадии его обострения обнаруживают большие очаги ремиелинизации, которые могут наблюдаться в участке всей бляшки. Такие бляшки принято называть теневыми. Морфологически они характеризуются неров­ными краями относительно нормального белого вещества головного мозга, а также менее интенсивным окрашиванием миелина в сравнении с миелином неизменных сегментов нервного волокна. Теневые бляшки на ранних стади­ях ремиелинизации могут снова демиелинизироваться.

Таким образом, при развитии рассеянного склероза наблюдаются такие процессы: отек, воспаление, де- и ремиелинизация, глиоз, поражение аксо­нов. Последние гибнут по механизму апоптоза или некроза. Демиелиниза­ция и гибель аксонов приводят к атрофии головного и спинного мозга.

Клиника. Болеют преимущественно люди в возрасте от 20 до 40 лет, реже - дети и подростки. Довольно редко рассеянный склероз начинается после 50 лет (позднее начало заболевания), еще реже после 60 лет (весьма позднее начало). Поэтому возрастные ограничения начала болезни считают теперь неправомерными. Женщины болеют в 1,5 раза чаще, чем мужчины.

Первый острый эпизод демиелинизации, характеризуемый как клинически изолированный синдром, может проявляться неврологическими признаками, обусловленными единственным очагом поражения одноочаговый клинически изолированный синдром. Последующие эпизоды демиелинизации проявляются множественными очагами поражения ЦНС. Проявлениями заболевания могут быть разные неприятные ощущения в конечностях или в участке лица, онеме­ние и прочие парестезии, дизестезии. На них редко обращают внимание даже сами больные. Парестезии могут сопровождаться нарушениями чувствитель­ности, особенно вибрационной, которые имеют асимметричный характер.

Часто рассеянный склероз начинается нарушениями остроты зрения вследствие ретробульбарного неврита. В основном это острое снижение зрения на один глаз на протяжении нескольких недель с полным или ча­стичным восстановлением его через 3-6 мес. Возможно развитие повтор­ных атак ретробульбарного неврита с последовательным поражением обеих зрительных нервов. Нередко ретробульбарный неврит сочетается с симпто­мами пирамидной недостаточности. Риск возникновения клинически воз­можного рассеянного склероза в таком случае достигает от 18 до 65%. При МРТ-исследовании довольно часто обнаруживают очаги демиелинизации в центральной нервной системе.

Начало заболевания нередко проявляется двигательными нарушения­ми, повышением сухожильных и периостальных рефлексов с конечностей, снижением брюшных и подошвенных рефлексов. Иногда даже на ранних стадиях заболевания могут обнаруживаться патологические стопные реф­лексы (Бабинского, Россолимо, Бехтерева, Жуковского).

Нередко первыми симптомами рассеянного склероза бывают головокру­жения, нарушения координации движений. Заболевания может проявлять­ся преходящими глазодвигательными нарушениями, двоением.

Первыми проявлениями заболевания могут быть задержка мочеиспу­скания или периодическое недержание мочи. На последние признаки боль­ные часто не обращают внимания, связывая их с эмоциональными факто­рами, переутомлением. В начале заболевания у пациентов довольно часто (в 75-80 % случаев) возникают жалобы на общую слабость, хроническую усталость. Усталость характеризуется ощущением потери энергии, чрезвы­чайного истощения, которое не связано с мышечной слабостью и нарастает в течение дня. Усталость тесно связана с температурным фактором, углубля­ется в случае гипертермии. При такой клинической картине у врача склады­вается впечатление, что у пациента функциональное расстройство нервной системы - неврастения. Однако наличие вышеупомянутых субъективных нарушений в сочетании с нарушениями зрения, чувствительности, двига­тельной и координаторной функций дают основание предположить, что у больного рассеянный склероз, а не неврастения.

Иногда первыми проявлениями рассеянного склероза могут быть эпи­лептические приступы: фокальные или генерализированные. Чаще они ото­бражают активность демиелинизирующего процесса. В некоторых случаях наблюдаются ночные болевые судороги нижних конечностей.

Таким образом, первыми клиническими проявлениями рассеянного склероза чаще всего бывают симптомы поражения одной или сразу несколь­ких проводниковых систем головного и спинного мозга разной продолжи­тельности с последующим полным или частичным восстановлением не­врологических функций. Чаще всего наблюдается,полисимптомное начало заболевания: субъективные парестезии в конечностях, лице, ретробульбар­ный неврит и пирамидные симптомы. Другими начальными проявлениями болезни бывают глазодвигательные нарушения, координаторные наруше­ния, дисфункция тазовых органов, хроническая усталость, не связанная с мышечной слабостью или депрессией, функциональные нарушения нерв­ной системы по типу неврастении.

В большинстве случаев первые симптомы рассеянного склероза возника­ют неожиданно на фоне нормального самочувствия. В случае ремиттирующего течения активизация процесса демиелинизации возникает значитель­но раньше неврологических проявлений и сохраняется в период ремиссии.

Клиническая картина типичного рассеянного склероза с манифистирующими признаками заболевания разнообразная. Поскольку основной мише­нью патогенных факторов является миелин центральной нервной системы, клинические проявления прежде всего обусловлены поражением проводя­щих путей головного и/или спинного мозга. Основные клинические сим­птомы заболевания определяются наиболее типичной локализацией очагов демиелинизации, склеротических бляшек.

Двигательные нарушения являются наиболее частыми симптомами у па­циентов с рассеянным склерозом. Они обусловлены поражением пирамид­ных путей. В зависимости от локализации очагов демиелинизации наблю­даются парапарез (чаще нижних конечностей), реже монопарез и гемипарез по центральному типу, В то же время верхние конечности страдают реже или вовлекаются в патологический процесс на более поздний этапах болез­ни: возникают три- или тетрапарез. Парезы сопровождаются повышением сухожильных и периостальных рефлексов, снижением или исчезновением брюшных, появлением клонусов стоп и стопных патологических рефлексов. Центральные парезы конечностей при рассеянном склерозе характеризу­ются нарушениями тонуса мышц - чаще возникает повышение мышечно­го тонуса по спастическому типу, реже гипотония или дистония. Такое сочетание признаков центрального пареза конечностей с гиперрефлексией глубоких рефлексов, клонусом и патологическими рефлексами с одновре­менно выраженной мышечной гипотонией, обусловленной поражением мозжечковых путей и/или задних канатиков спинного мозга, известно как феномен клинической диссоциации. Следует отметить, что нарушения мо­торики большей частью и определяют степень инвалидизации пациентов с рассеянным склерозом.

Довольно часто в клинической картине заболевания выявляются сим­птомы поражения проводящих путей мозжечка. Возникают координаторные нарушения, которые проявляются статической и динамической атаксией, дисметрией, гиперметрией. Обнаруживается также интенционный тремор во время выполнения пальценосовой и пяточно-коленной проб, нистагм, речь становится скандированной, без интонаций. Сочетание этих симптомов составляет триаду Шарко. Изменяется также почерк больных (макрография). Нарушения координации могут проявляться в состоянии покоя и при движении. Походка пациента становится неуверенной, атактической, напо­минает походку пьяного человека, она не контролируется зрением. Координаторные нарушения могут возникать и вследствие поражения проводящих путей проприоцептивной чувствительности, которые проходят в задних канатиках спинного мозга. В таких случаях наблюдается сенситивная атаксия, которая, в отличие от мозжечковой, корригируется зрением. При тяжелом течении рассеянного склероза, когда поражаются и зубчато-красноядерные волокна, в клинической картине выявляют гиперкинезы (тремор рук, голо­вы, туловища) и в состоянии покоя. Такая форма заболевания известна как гиперкинетический вариант течения рассеянного склероза.

Симптомы поражения черепных нервов встречаются более чем у поло­вины больных. Характерными для рассеянного склероза являются преходя­щее снижение или потеря остроты зрения, сужения полей зрения вследствие перенесенного повторного ретробульбарного неврита; иногда наблюдаются центральные скотомы или сектороподобные выпадения полей зрения. До­вольно часто возникает побледнение или атрофия височных половин дис­ков зрительных нервов. Последний симптом не является специфическим для рассеянного склероза.

Среди других черепных нервов чаще всего наблюдается поражение гла­зодвигательного, тройничного, лицевого, преддверно-улиткового, значи­тельно реже - бульбарной группы нервов.

Изменения чувствительности выявляют почти у трети больных с рас­сеянным склерозом. Они проявляются нарушениями поверхностной чув­ствительности без четкой локализации с наличием парестезии, дизестезий, пароксизмальных невралгий. Большей частью они асимметричны по харак­теру, обнаруживаются на одной руке, ноге, туловище. Как уже отмечалось, ранние этапы заболевания сопровождаются снижением вибрационной чув­ствительности. В случае усугубления воспалительно-демиелинизирующего процесса и формирования склеротических бляшек возникают нарушения поверхностной чувствительности по проводниковому типу, вместе с тем на­рушения мышечно-суставной чувствительности вызывают развитие аффе­рентных парезов и сенситивной атаксии.

Не менее типичными для рассеянного склероза являются нарушения функции мочевого пузыря. Чаще это императивные позывы к мочеиспуска­нию или периодическое недержание мочи, которое чередуется с периодиче­ской задержкой мочевыделения. При тяжелом течении заболевания боль­ные полностью теряют контроль над функцией мочеиспускания. Довольно часто это является причиной инфекционных осложнений со стороны моче­вого пузыря, что усугубляет расстройства мочеиспускания. Наблюдаются нарушения сексуальных функций, чаще импотенция. У женщин нередко возникают нарушения менструального цикла.

Нередко у больных отмечаются психические расстройства: депрессия, эйфория. Считают, что формирование депрессивного синдрома может сви­детельствовать о большом очаговом поражении головного мозга. Довольно часто эйфория объединяется со снижением интеллекта. Почти у 50-80 % больных с рассеянным склерозом возникают когнитивные нарушения, вы­раженность которых усугубляется в период прогрессирования болезни. Одним из инвалидизирующих симптомов заболевания является усталость. Пациенты описывают ее как ощущения отсутствия энергии и сил, общего истощения, которое отличается от мышечной слабости.

Определение симптома усталости сформулировано экспертами Совета по вопросам рассеянного склероза: это субъективное ощущение нехватки физической и/или умственной энергии, что мешает пациенту в обыденной жизни выполнять обычные обязанности. Усталость у больных с рассеянным склерозом может быть острой и хронической. Острая усталость это такая, которая беспокоит больных на протяжении 6 нед, она ограничивает выпол­нение функциональных обязанностей и снижает качество жизни пациентов. Хронической считают усталость, которая беспокоит пациента более 6 нед и также снижает качество его жизни.

Частыми жалобами больных с рассеянным склерозом являются атипич­ная боль и мышечные спазмы в конечностях. При наклоне головы вперед может возникать кратковременное ощущение прохождения «электрическо­го тока» по позвоночнику, в руках и ногах (симптом Лермитта). Предпо­лагают, что его причиной является формирование очага демиелинизации в задних канатиках на уровне шейного отдела спинного мозга.

Значительно реже возникают симптомы поражения периферической нерв­ной системы с развитием полинейропатического синдрома, мононейропатии. Амиотрофические формы рассеянного склероза имитируют боковой амиотрофический склероз и могут выборочно поражать лишь одну конечность. Сим­птомы рассеянного склероза могут напоминать клиническую картину острой поперечной миелопатии или синдром компрессии спинного мозга. В случае поражения проводящих путей проприоцептивной чувствительности в задних канатиках спинного мозга возникает «табетическое» болевое ощущение. Это так называемый псевдотабетический вариант течения рассеянного склероза.

В некоторых случаях рассеянный склероз может дебютировать клиниче­скими проявлениями, которые не являются типичными для этого заболева­ния. К таким симптомам относятся пароксизмальные состояния: тригеминальная невралгия, тонические спазмы, пароксизмальный кашель, острые эпизоды дизартрии, острая атаксия, повторные приступы икоты, зевота, острая потеря слуха, вестибуло-кохлеарные пароксизмы, пароксизмальный зуд, синдром беспокойных ног. Некоторые пароксизмальные проявления возникают вследствие раздражения или нарушений в коре большого мозга, вызванных очагами демиелинизации. К ним относятся фокальные или ге­нерализированные эпилептические припадки, изолированная афазия, агно­зия, кома, деменция, опухолеподобные симптомы. Кроме того, встречаются пароксизмальные экстрапирамидные нарушения: дистония, кривошея, паркинсонизм. Могут возникать эндокринные наруше­ния (базедова болезнь, гиперпролактинемия), развитие которых связывают с наличием очагов демиелинизации в гипоталамусе.

Заслуживают внимания так называемые специфические для рассеянно-го склероза симптомы и синдромы. Это прежде всего синдром клинической диссоциации, который отображает несоответствие вираженности наруше­ния функций объективным данным неврологического статуса. Его связы­вают с поражением у больного разных проводниковых систем центральной нервной системы на различных уровнях. Например, сочетания признаков центрального пареза конечностей с одновременным снижением мышечно­го тонуса, обусловленного поражением проводящих путей мозжечка и/или задних канатиков спинного мозга; изменения на глазном дне без клиники оптического неврита, неизмененная острота зрения, что определяется на­личием субклинического поражения волокон зрительного нерва. Синдром нестойкости или мерцания симптомов возникает вследствие изменений скорости проведения нервного импульса по демиелинизированному волок­ну под влиянием разных показателей гомеостаза. Например, брюшные или патологические рефлексы могут вызываться периодически. Симптом го­рячей ванны - это ухудшение состояния больного при условии повышения температуры тела, что обусловлено замедлением или блоком проведения нервного импульса по демиелинизированному волокну.

Течение рассеянного склероза у каждого пациента имеет свои индивиду­альные особенности. До сих пор не существует каких-нибудь достоверных прогностических тестов, способных предусмотреть ход заболевания у того или другого больного. В большинстве случаев наблюдается волнообразное течение болезни с периодами обострения и ремиссии.

Обострение, или рецидив, - это неврологическая дисфукция воспали­тельной и демиелинизирующей природы (при условии отсутствия ассоциа­ции с инфекцией или лихорадкой) с появлением новых или углублением имеющихся симптомов, которые сохраняются не меньше 24 ч, а их появле­ние должно быть разграничено интервалом времени не менее чем 1 мес. У половины всех больных с рассеянным склерозом после обострения происхо­дит полное восстановление неврологических функций, в четверти пациен­тов - частичное восстановление и еще в одной четверти - неврологические функции не восстанавливаются.

Ремиссия - это улучшение состояния больного, связанное с уменьше­нием выраженности или регрессом имеющегося симптома или симптомов продолжительностью не менее чем 24 ч. Ремиссия продолжительностью свыше 1 мес определяется как стойкая. Хроническое прогрессирование - это нарастание тяжести симптомов на протяжении 2 мес и более без признаков улучшения неврологического статуса.

Выделяют четыре основных типа течения рассеянного склероза.

1. Ремиттирующее течение проявляется чередованием периодов обо­стрения заболевания с дисфункцией центральной нервной системы не ме­нее чем 24 ч и периодов ремиссии с полным или неполным восстановлением функций между обострениями и отсутствием нарастания симптомов в период ремиссии. Ремиттирующие течение болезни определяют в том случае, когда интервал от первого обострения до второго составляет минимум 30 дней. Если неврологические симптомы появляются в течение 30 дней после начала рецидива, их считают частью того же самого эпизода (эпизод с обострением). Такое течение чаще всего встречается на начальном этапе за­болевания.

  1. Первично-прогрессирующее течение рассеянного склероза характе­ризуется постепенным и непрерывным прогрессированием заболевания с самого начала, с временной стабилизацией или незначительным кратковре­менным улучшением. Среди пациентов с таким типом течения преобладают мужчины и больные старших возрастных групп. Характерным является по­ражения пирамидной системы, двигательные нарушения с преобладанием спинальных симптомов, меньшими воспалительными изменениями в го­ловном и спинном мозге на МРТ.
  2. Вторично-прогрессирующий рассеянный склероз возникает у большин­ства больных с исходным ремиттирующим течением. В таком случае сначала ремиттирующее течение изменяется прогрессированием болезни после обо­стрений или без них с имеющимися минимальными ремиссиями. Патофи­зиологические механизмы трансформации к вторично-прогрессирующему варианту течения пока остаются неизвестными.
  3. Ремиттирующе-прогрессирующее течение рассеянного склероза ха­рактеризуется прогрессированием, на фоне которого возникают периоды обострения болезни с усугублением неврологического дефицита.

Кроме вышеприведенных типов течения, выделяют доброкачественный вариант течения рассеянного склероза, когда пациент остается функцио­нально активным даже через 10-15 лет от начала болезни, и злокачествен­ный вариант с быстрым прогрессированием заболевания, когда за короткий промежуток времени наступает полная беспомощность или смерть. Отно­сительно редко встречается гиперкинетический вариант. В таком случае в неврологическом статусе преобладают симптомы поражения мозжечка. При спинальной форме рассеянного склероза в клинике преобладают симптомы поражения спинного мозга.

Особой формой рассеянного склероза является оптикомиелит Девика. Он отличается от типичного рассеянного склероза характерной локализа­цией демиелинизирующего процесса и клиническими проявлениями. Ха­рактеризуется симптомами одновременного поражения зрительных нервов, нижнего шейного и верхнего грудного отделов спинного мозга (миелит) без вовлечения в процесс других отделов центральной нервной системы. Про­является злокачественным, неуклонно прогрессирующим течением.

По выраженности клинических проявлений различают пять степеней тяжести рассеянного склероза:

I - самая легкая, при которой у больного нет жалоб, но уже определяют органическую неврологическую симптоматику;

II   - появляются жалобы, выявляют неврологическую симптоматику, но
больной полностью себя обслуживает; сохранена трудоспособность;

III     - значительно выраженная неврологическая симптоматика, больному тяжело передвигаться, он может это делать с помощью палки или посторон­них лиц на расстояние 200-300 м, обслуживает себя в пределах помещения;

IV    - значительно выраженная неврологическая симптоматика, больной передвигается только в пределах помещения;

V  - больной не может передвигаться, требует посторонней помощи. Европейский комитет по изучению патогенеза и лечения рассеянного

склероза рекомендует для оценки тяжести состояния пациентов использо­вать неврологические шкалы Куртцке: шкалу степени инвалидности DSS (Disability Status Scale); расширенную шкалу степени инвалидности EDSS (Expanded Disability Status Scale); шкалу поражения функциональных си­стем FS (Functional System).

Балльная система оценки позволяет определить биосоциальный потен­циал больного с рассеянным склерозом, степень вираженности обострения и инвалидности.

Нарастание неврологического дефицита на 1 балл по шкале DSS и на 0,5-1 балл по шкале EDSS свидетельствует об ухудшении состояния боль­ного; уменьшение индекса неврологических нарушений на 1 балл по шкале DSS или EDSS - о его улучшении.

Диагностика рассеянного склероза главным образом основыва­ется на клинических проявлениях, анамнестических данных и результатах дополнительных методов исследования. При постановке диагноза руко­водствуются основным диагностическим критерием «диссеминация в месте и времени». Он включает появление больше двух в отдельности локализо­ванных очагов поражения головного и/или спинного мозга, возникновение которых разграничено промежутком времени не менее чем 1 мес (диссеми­нация в месте), а также появление больше чем одного рецидива симптомов поражения центральной нервной системы или их прогрессирование про­должительностью свыше 6 мес (диссеминация во времени). С учетом при­веденных принципов было предложено несколько диагностических шкал. Самой распространенной является диагностическая шкала, разработанная Позером и соавторами в 1983 г. (критерии Позера), которая широко исполь­зуется врачами-неврологами в клинической практике свыше двух десятиле­тий. На основании результатов клинических и лабораторных исследований предложено дифференцировать за диагностическими критериями четыре категории рассеянного склероза: клинически достоверный; достоверный, подтвержденный лабораторными исследованиями; клинически вероятный; вероятный согласно результатам лабораторных исследований. Клинически достоверный рассеянный склероз диагностируют при наличии двух обостре­ний и клинических данных относительно двух отдельных очагов поражения (вариант А) или двух случаев обострения, наличие одного очага и выявле­ние другого очага с помощью методов неировизуализации или вызванных потенциалов (вариант В). Вероятный диагноз по шкале Позера определяют при наличии двух обострений и клинических признаков двух отдельных очагов. Критерии Позера не предусматривают градацию «возможный диа­гноз рассеянного склероза».

Критерии Позера информативны только для диагностики ремиттирующего и вторично-прогрессирующего рассеянного склероза. Они не рассчи­таны для определения первично-прогрессирующего течения заболевания. Новые диагностические критерии были предложены Мак Дональдом и со­авторами в 2001 г., которые увеличивают специфичность и корректность диагностики рассеянного склероза.

Для диагностики многоочагового поражения мозга, т. е. определения «диссеминации на месте», наиболее информативна МРТ, хотя такие изме­нения не являются специфическими для рассеянного склероза и могут обна­руживаться при разных заболеваниях воспалительного и невоспалительного происхождения. Очаги воспалительной демиелинизации имеют сниженную интенсивностью сигнала на Т1 -взвешенных изображениях или определяются как гиперинтенсивные участки на Т2-взвешенных изображениях. Как уже от­мечалось, они могут быть разных размеров, чаще овальной формы. МРТ позволяет визуализировать очаги воспаления и демиелинизации при условии достоверного диагноза рассеянного склероза в головном мозге в 95% случаев, в спинном мозге - в 75%. Ценность данного метода определяет­ся возможностью выявления даже «немых» очагов, которые не проявляются клинически. Самым чувствительным является Т2-взвешенное изображение. Для диагностической оценки данных МРТ при наличии множественных оча­гов поражения в ткани мозга часто используют критерии Фазекаса и Пате.

Согласно критериям Фазекаса, для рассеянного склероза типичным является наличие не меньше 3 гиперинтенсивных участков на Т2-взвешенном изображении, 2 из которых должны локализоваться перивентрикулярно и 1 - субтенториально; диаметр очага должен превышать 5 мм.

Согласно критериям Пати, типичным для этого заболевания является наличие на МРТ не меньше 4 гиперинтенсивных очагов на Т2-взвешенном изображении или 3 очагов, 1 из которых расположен в перивентрикулярной области головного мозга.

Таким образом, МРТ - это важный дополнительный метод диагностики рассеянного склероза, но результаты его должны оцениваться с учетом данных неврологической клиники. Вместе с тем необходимо отметить, что данные МРТ не всегда коррелируют с клиникой, а появление новых очагов демиелинизации не совпадает с частотой обострений. Новые очаги поражения возникают значи­тельно раньше, чем клинические признаки обострения болезни.

Вызванные потенциалыфазной модальности (зрительные, соматосенсорные, слуховые) не могут служить методом диагностики рассеянного склероза, поскольку они отображают замедление проведения импульса определенных проводящих путей. Поэтому этот метод используют лишь для выявления субклинических очагов у больных с возможным рассеянным склерозом.

Для подтверждения диагноза рассеянного склероза важным является исследование спинномозговой жидкости. Характерным для данного заболе­вания считают повышение содержания в крови иммуноглобулинов класса G (IgG) и выявление олигоклональных антител групп IgG. Часто наблюдается незначительный лимфоцитарный плеоцитоз. Определенное значение име­ют повышенные титры аутоантител и уровень клеточной сенсибилизации к нейроспецифическим белкам, особенно к основному белку миелину; вы­явление активированных Т-клеток; повышение содержания растворимых молекул адгезии, продуктов распада миелина и других маркеров воспали­тельного и аутоиммунного процесса. Хотя эти методы не являются специ­фическими для рассеянного склероза, комплексное их использование по­зволяет оценивать тип течения, стадию заболевания, а также эффективность терапевтических мероприятий.

Лечение. В связи с отсутствием этиотропных средств терапия рассе­янного склероза большей частью направлена на прекращение обострения заболевания, нивелирование симптомов демиелинизации, удлинение про­должительности ремиссии, стабилизацию картины МРТ, замедление тем­пов формирования инвалидности, а затем и на улучшение повседневной функциональной активности и качества жизни пациентов. Поэтому весь комплекс современных препаратов, применяемых при лечении рассеянного склероза, разделяют на три основные группы:

  • средства для лечения обострений;
  • препараты патогенетической (превентивной) терапии;
  • препараты симптоматической терапии.

При обострении рассеянного склероза, ретробульбарном неврите и дру­гих моносимптомных проявлениях заболевания эффективной считается гор­мональная пульс-терапия метилпреднизолоном (метипред, Солу-Медрол) по 500—1000 мг на 400 мл изотонического раствора натрия хлорида внутри­венно капельно медленно 25-30 капель в 1 мин в течение 3-5 сут. В даль­нейшем переходят на терапию преднизолоном по схеме (прием через день). Наиболее распространенной является следующая схема: 1,3-й день - 80 мг преднизолона; 4,6-й день - 60 мг; 7,9-й день - 40 мг; 10,12-й день - 20 мг; 13, 15-й день 10 мг. Вместе с тем клинические наблюдения свидетельствуют, что в большинстве случаев после применения пульс-терапии нет потребно­сти в дальнейшем назначении преднизолона перорально, учитывая положи­тельную динамику заболевания. Продолжительное использование кортикостероидов не предупреждает обострения и хронического прогрессирования рассеянного склероза.

Метилпреднизолон, имея в своем составе метальную группу, лучше, чем иреднизолон, проникает через клеточную мембрану, что обеспечивает большую фармакологическую активность. В частности, препарат нормализует функцию ГЭБ, уменьшает воспалительную реакцию, отек, угнетает образо­вание антител, восстанавливает проведение нервного импульса, нормализует функцию нейронов в неизменном белом веществе мозга, чем ускоряет терапев­тический эффект, замедляет прогрессирование вторично-прогрессирующего и ремиттирующе-прогрессирующего рассеянного склероза.

Для профилактики побочных действий гормональной пульс-терапии одновременно назначают блокаторы Н2-рецепторов (ранитидин) или инги­биторы протонной помпы (омепразол, ланзопразол), антацидные средства, препараты калия, в случае обострения хронических очагов инфекции -антибактериальные препараты. Применяют также синтетические аналоги АКТГ - синактен-депо по 1 мл внутримышечно в течение 7-10 сут. Гормо­нальную пульс-терапию рекомендуют проводить в условиях стационара.

При отсутствии эффекта от применения кортикостероидов или при наличии противопоказаний к их использованию для достижения иммуносупрессии назначают цитостатики: циклофосфамид, азатиоприн, цикло­спорин, митоксантрон. Однако препараты этой группы обладают кумуля­тивной кардио- и нефротоксичностью, нарушают репаративные процессы в нервных волокнах.

Для прекращения нетяжелого обострения рассеянного склероза прово­дят также плазмаферез. Лечебный эффект его основывается на удалении из крови антител, продуктов распада миелина, провоспалительных цитокинов, а также циркулирующих иммунных комплексов. Положительный клини­ческий эффект плазмафереза определяется умеренной иммуносупрессией. При назначении плазмафереза возможны побочные эффекты артериальной гипотензии, парестезии в области носогубного треугольника.

Качественно новым направлением патогенетической терапии рассеянного склероза является внедрение в клиническую практику средств модифициру­ющей (превентивной) терапии. К препаратам этого класса принадлежат два вида рекомбинантного бета-интерферона (INF): бета- 1а-интерферон (ребиф, авонекс) и 6ета-16-интерферон (бетаферон), которые являются видоспецифическими гликопротеидами. Они снижают активность и пролиферацию аутореактивных Т-клеток, предупреждают проникновение их в центральную нервную систему, снижают концентрацию провоспалительных цитокинов, уменьшают проницаемость ГЭБ, снижают экспрессию молекул адгезии, угне­тают активность фермента металлопротеиназы, уменьшают поражение ней­ронов. Таким образом, терапевтический эффект бета-интерферонов осущест­вляется на периферии, а не в центральной нервной системе; они вызывают противовирусное и иммуномодулирующее действие.

Бета-интерфероны широко используют для лечения больных с ремиттирующим и вторично-прогрессирующим рассеянным склерозом. Они соз­даны с помощью биотехнологических методов генной инженерии. Первым в клинической практике применяли интерферон-бета-16 (бетаферон)   не­гликолизированный продукт, который получают методом рекомбинации ДНК из бактериальной культуры Esherichia coli. Он имеет некоторые отли­чия в последовательности аминокислот по сравнению с натуральным бел­ком. Бетаферон назначают подкожно по 8 000 000 или 16 000 000 ME через день на протяжении длительного времени.

Применение бета-интерферонов положительно влияет на три основные проявления рассеянного склероза: уменьшают количество обострений, за­медляют развитие инвалидности, предотвращают распространение очагов демиелинизации (по данным МРТ).

Основные побочные действия бета-интерферонов - гипертермия, гриппоподобное состояние, головная боль, миалгия, депрессия и т.п. Для преду­преждения побочного действия в первые 2 нед назначают половинные дозы; в случае гипертермии используют парацетамол.

К препаратам превентивной терапии принадлежит также препарат не-интерферонового ряда - кополимер-1 (копаксон), который применяют при лечении ремиттирующего рассеянного склероза. Этот синтетический поли­мер состоит из четырех аминокислот: L-глутамина, L-лизина, L-аланина и L-тирозина, которые входят в состав основного белка миелина (ОБМ), т. е., по строению он является частью молекулы ОБМ. Копаксон оказывает свое действие на периферии: угнетает клеточно обусловленный ответ на анти­гены ОБМ и на гуморальном уровне в центральной нервной системе; пре­парат конкурирует с ОБМ, замещает его в связывании с белками главного комплекса гистосовместимости II класса. Вследствие этого аутореактивные T1-клетки взаимодействуют с копаксоном, а не с ОБМ, защищая его от раз­рушения. Практически препарат играет роль «ловушки», которую иммун­ная система пациента атакует вместо собственного миелина. Вместе с тем копаксон стимулирует продукцию Т2-супрессоров, которые проникают через ГЭБ в центральную нервную систему, где реактивируются и тормо­зят миелинспецифические аутоиммунные реакции, активирует продукцию противовоспалительных цитокинов, нейротрофического фактора. Копаксон назначают по 20 мг подкожно ежедневно на протяжении длительного вре­мени. Клинический эффект проявляется в сокращении частоты обострений (на 29%), уменьшении существующих очагов демиелинизации (на 35%) по данным МРТ. Вместе с тем влияние препарата на замедление прогрссси­рования рассеянного склероза не достигает уровня достоверности. После введения копаксона могут возникать преходящие системные побочные дей­ствия: гипертермия, боль в участке грудной клетки, сердцебиение, одышка, ларингоспазм, крапивница, артралгия, эритема на месте инъекции.

Превентивную (модифицированную) терапию рассеянного склероза необходимо проводить как можно раньше (сразу же после появления пер­вых клинических признаков заболевания), в стадии ремиссии заболевания. Результативность лечения повышается при назначении высоких доз бета-интерферона.

Стратегия раннего лечения рассеянного склероза основывается на таких данных:

  • воспалительный процесс более активный на раннем этапе развития болезни и возникает значительно раньше, чем клинические неврологиче­ские проявления;
  • обусловленное воспалением/демиелинизацией, аксональное пораже­ние возникает уже на ранних этапах заболевания;
  • аутоиммунные процессы на ранних стадиях рассеянного склероза луч­ше поддаются медикаментозному контролю;
  • ранняя терапия тормозит прогрессирование неврологической дис­функции, отдаляет трансформацию ремиттирующего рассеянного склероза во вторично-прогрессирующий.

На начальных стадиях рассеянного склероза пациенты могут получать низкие дозы бета-интерферонов.

Альтернативой иммуномодулирующей терапии при рассеянном скле­розе считают использование иммуноглобулина (иммуноглобулин человече­ский для внутривенного введения, веноглобулин, биовен). Препараты этого класса на 95 % состоят из IgG и успешно используются при лечении аутоим­мунных заболеваний нервной системы. Основные направления терапевти­ческого действия иммуноглобулина при внутривенном введении больным с рассеянным склерозом состоят в следующем: связывание с активирован­ными ТЫ, торможение их пролиферации, которая предопределяет сниже­ние уровня провоспалительных цитокинов; восстановление количества и функциональной активности супрессорных Th2; угнетение аутоиммунного процесса за счет торможения избыточного активированного комплемента; регуляция апоптоза Т-клеток; стимуляция пролиферации олигодендроци­тов, что ускоряет синтез миелина и процесс ремиелинизации.

Как средство превентивной терапии иммуноглобулин назначают по 0,2-0,4 г/кг в сутки на протяжении 5 дней, а затем курсы повторяют каждый месяц в дозе 1 г/кг в течение 6-12 мес. Его можно применять больным в период беременности и для предупреждения обострений после родов. Сре­ди побочных действий могут возникать: головная боль, миалгия, артралгия, лихорадка, сыпь на коже. Поэтому перед инфузией иммуноглобулина целе­сообразно назначать антигистаминные препараты.

В случае медленного прогрессирования рассеянного склероза в послед­нее время рекомендуют проводить гормональную пульс-терапию метил-преднизолоном каждые 2 мес по 500 мг в течение 3 дней, что может замед­лять прогрессирование болезни. Применяют также иммуносупрессоры I и II поколения (азатиоприн, циклофосфан, метотрексат, кладрибин, митоксан-трон). Как уже отмечалось, назначать эти препараты необходимо осторожно в связи с риском возникновения побочного действия.

Перспективным направлением терапии рассеянного склероза следует считать применение нейропротекториой и антиоксидантной терапии. Не­обходимость ее использования обусловлена поражением миелиновых обо­лочек нервных волокон, некомпенсированной активацией процессов перекисного окисления липидов, синтеза N0 и истощением эндогенной системы антиоксидантной защиты. К эффективным препаратам с антиоксидантным действием и нейропротекторными свойствами принадлежат: эспа-липон -тормозит экспрессию адгезивных молекул, синтез провоспалительных цито­кинов, нейтрализует действие активных радикалов, оксид азота, пероксини-трит; пирацетам (ноотропил) - восстанавливает сниженную пластичность и функционирование энергозависимых клеточных мембран, ингибирует продукцию свободных радикалов и оказывает содействие их элиминации; пентоксифиллин - снижает уровень TNFa; аскорбиновая кислота оказы­вает содействие нейтрализации супероксидного радикала.

В стадии активного изучения и исследования находится аутологическая трансплантация стволовых клеток. Клеточная терапия предусматривает вос­становление эффекторных клеток, нормализацию функции иммунной систе­мы. Уточняется нейропротекторный эффект данного метода. Отбор больных для осуществления пересадки гемопоэтических клеток основывается на та­ких критериях: пациенты моложе 55 лет с вторично-прогрессирующим рас­сеянным склерозом; степень инвалидности их по шкале EDSS должна быть < 6,5 балла. Результаты проведенных исследований в 20 медицинских центрах Европы свидетельствуют, что у большинства пациентов после клеточной те­рапии не наблюдалось прогрессирования болезни, не определялись активные очаги демиелинизации. Вместе с тем у 27% пациентов возникало кратковре­менное или продолжительное неврологическое ухудшение, связанное с ин­фекцией или токсичностью; главным неблагоприятным фактором был высо­кий уровень смертности - в 6% случаев (R. Hohlefeld, 2002).

Симптоматическая терапия рассеянного склероза направлена на нор­мализацию манифестирующих неврологических нарушений. Пациентам с симптомом усталости, общим истощением, снижением мотивации чаще всего назначают амантадин или неомидантан по 100 мг 2 раза в день, бло­кираторы калиевых каналов (4-аминопиридин). Если усталость сочетается с депрессией, используют невысокие дозы антидепрессантов (амитриптилин - по 10 мг 1 раз в день, флуоксетин - по 20 мг 2 раза в день или фепа­рии   по 50-100 мг 1 раз в день).

В случае высокого мышечного тонуса используют сирдалуд по 2 мг 2-3 раза в день или баклофен по 5 мг 3 раза в день. Назначают также мидокалм, диазепам, фенибут. Дозу применяемых препаратов подбирают индивиду­ально, достигая уменьшения спастичности мышц, но не углубляя их слабо­сти. Для уменьшения мышечного спазма проводят иглорефлексотерапию, используют также инъекции ботекса (ботулотоксина) непосредственно в спазмированные мышцы.

Довольно частой жалобой больных с рассеянным склерозом является головокружение. В таком случае эффективным является применение бета-серка по 16 мг 3 раза в день или по 24 мг 2 раза в день длительно.

Нейропатические болевые феномены, разные неприятные ощущения в конечностях или в области лица (боль, парестезии, дизестезии) являются основанием для назначения антиневралгических препаратов (парацетамол, карбамазепин, ламотриджин).

Координаторные нарушения, тремор являются частыми жалобами у многих больных. Вираженность этих нарушений уменьшается после назна­чения анаприлина с 30 до 120 мг в день, финлепсина по 0,1 г с постепен­ным повышением дозы препарата до 0,6 г (до достижения терапевтического эффекта) или транквилизаторов (сибазон, феназепам). Используют также пиридоксин (витамин Вб) по 1—2 мл 1% раствора или мильгамму по 2 мл внутримышечно в течение 10 дней.

Для лечения пароксизмальных состояний, эпилептических припадков назначают противоэпилептические средства (финлепсин, карбамазепин).

Дисфункция мочевого пузыря - один из частых и инвалидизирующих симптомов у больных с рассеянным склерозом. В случае императивных по­зывов к мочеиспусканию эффективен амитриптилин по 10-25 мг в день, имипрамин по 35-50 мг в день. Для уменьшения продукции мочи в ночной период применяют вазопрессин. При слабости мочеиспускания используют дриптан по 2,5 мг 2 раза в день или синтетический аналог антидиуретиче­ского гормона - десмопрессин. При условии задержки мочеиспускания на­значают препараты, которые снижают спастичность (баклофен, сирдалуд), а также холиномиметики (нейромидин, прозерин). Имеют значение также общие мероприятия: нормализация водного режима, сна, исключение из диеты тонизирующих средств. Применяют также электростимуляцию мо­чевого пузыря.

Терапию больных с рассеянным склерозом необходимо проводить дли­тельно, практически всю жизнь, причем не только в период острых атак, но и в стадии ремиссии и в период полного клинического выздоровления.

Наряду с медикаментозной терапией важной составляющей помо­щи больным с рассеянным склерозом являются мероприятия медико-социальной реабилитации. Состояние пациента с рассеянным склерозом тесно связано с психологическим фоном, его участием в повседневной жиз­ни, производственной активностью, соответствующей его болезни. Поэтому рекомендуется продолжительно поддерживать максимальную активность пациента во всех сферах жизнедеятельности. Вместе с тем необходимо из­бегать переутомления, инфекционных заболеваний.

В настоящее время пересмотрены существующие ранее рекомендации относительно предохранения от беременности и родов женщинам, болею­щим рассеянным склерозом. Поскольку беременность вызывает иммуно-супрессивное действие на активность демиелинизирующего процесса — снижение продукции провоспалительных цитокинов (IL-2) и активация Т-лимфоцитами провоспалительных факторов (IL-4, IL-5, IL-6, IL-10), во время беременности уменьшается количество обострений. Поэтому таким женщинам при условии негрубого неврологического дефицита врач должен рекомендовать сохранить беременность. После родов иммунная система воз­вращается к исходному состоянию и усилению иммунного ответа, поэтому увеличивается количество рецидивов заболевания в послеродовом периоде. В таких случаях положительный эффект достигается внутривенным введе­нием иммуноглобулина. Риск обострения заболевания возрастает также по­сле медицинского аборта.